/ Статьи / Воспитание и развитие детей
Воспитание и развитие детей

Расплата за грехи родителей

1 Star0 Нравится
1 010 0

О детских болезнях, спровоцированных ошибками взрослых

Полезные продукты, прогулки в парке, гимнастика и массаж, закаливание и профилактика ОРВИ... Большинство родителей постоянно заботятся о здоровье своих детей. Но мало кто задумывается над тем, как может повлиять на здоровье ребенка стиль его воспитания.
Давайте попробуем разобраться, какие из наших родительских принципов, установок и запретов могут стать основой некоторых недугов детей.

Расплата за грехи родителей

Где тонко, там и рвется

Вырастить «доброго и послушного» ребенка мечтают многие. Поэтому родители часто накладывают запреты на выражение отрицательных эмоций – злости, недовольства, ревности и т. д. А невозможность свободно выплеснуть вовне то или иное чувство нередко становится поводом выразить его внутри тела, то есть сдержанное переживание провоцирует болезнь. Представим ситуацию: мама отобрала у карапуза какой-то предмет, не предназначенный для игры. Конечно, ребенок за это на маму разозлился.

Если он выражает свою обиду в плаче, крике, топанье ногами – с его организмом не происходит ничего плохого. Но если в семье не принято выражать злость открыто (прямо или косвенно малышу внушили: «На маму злиться нельзя!»), то что делать со своим гневом ребенку? Есть вариант — сорвать злость на ком-то более слабом, зависимом от него, но за этим скорее всего последуют новые табу: «Не мучай кошку!», «Не обижай бабушку!» и т. д. Что же остается? Обратить эту злость на самого себя – именно в этом случае и появляется риск возникновения болезни.

Конечно, после одного-двух эпизодов «проглатывания» обиды малыш не сляжет в постель. Но когда это происходит постоянно (то есть речь идет о такой стратегии воспитания ребенка), разрушительная энергия периодически направляется на один и тот же участок тела, возникают мышечные зажимы, а потом и изменения на уровне клеток какого-то органа. Обычно болезнь возникает в самом слабом месте (генетически или врожденно обусловленном).

Если у крохи проблемы с желудком, то обращенная на себя злость «разъедает» изнутри этот орган, способствуя появлению сначала «беспричинных» болей в животе, потом гастрита, а затем даже язвы. Когда существует наследственная предрасположенность к неполадкам со зрением, со временем развивается близорукость — как выражение символического желания «не видеть этого, уйти от того, что не нравится». Если есть проблемы с органами дыхания, то «атмосфера собственной злости», в которую малыш попадает, провоцирует простудные заболевания, а также гаймориты, бронхиты и пр.

На ранних этапах, пока болезнь не превратилась в хроническую, семья может самостоятельно или с помощью психолога изменить ситуацию, устранив таким образом причину заболевания. В описанном выше примере это означает позволить малышу выражать свою злость и научить его делать это социально приемлемыми способами, а маме и другим членам семьи — принимать негативные эмоции ребенка, не впадая в панику и обиду. Если же случай более «запущенный» (в органе уже есть изменения на физиологическом уровне), то одного психотерапевтического воздействия недостаточно – необходимо и традиционное лечение у врача по профилю заболевания.

И еще одно важное замечание. Опасны родительские запреты на выражение не только «отрицательных», но и «положительных» эмоций. Например, когда малыша «распирает» от радости, а мама с папой не позволяют ему проявить эту радость, потому что «не место и не время».

Систематические «не прыгай — веди себя прилично, мне стыдно за тебя», «я очень рада за тебя, но это не повод так кричать» могут привести к тем же печальным последствиям. Потому что не существует «вредных» и «полезных» эмоций. Любая из них – это реакция ребенка на какое-то изменение внешнего или внутреннего мира. И насильственное сдерживание даже счастья и восторга внутри себя провоцирует напряжение в мышцах и нарушение свободного, естественного протекания физиологических процессов. Задача родителей – научить ребенка обращаться со своими эмоциями так, чтобы не причинять вред ни себе, ни окружению.

Синдром раздраженного кишечника

При в общем нормальном самочувствии и аппетите у ребенка может быть склонность к болям в животе и/или неустойчивому стулу: с утра он более оформлен, а в течение дня все более разжижен, с чередованием поносов и запоров. Как правило, с этой проблемой родители обращаются к врачу, когда чаду уже исполнилось 5-6 лет. До этого многие считают синдром раздраженного кишечника «младенческой нормой» или мелким неудобством.

А что же это такое на самом деле? С одной стороны, реакция детского организма на чрезмерную эмоциональную нагрузку. С другой — средство манипуляции взрослыми с целью ее ослабить.

Если говорить о грудном возрасте, то такой нагрузкой часто бывает недостаток внимания и физического контакта с мамой. Испачкал подгузник – мама наверняка отложит свои вечные дела и придет его поменять. Соответственно, чем больше подгузников удается «уделать», тем больше маминого внимания достается. В итоге младенец неосознанно начинает воспринимать акт дефекации как одно из немногих доступных ему средств получения любви и ласки (наравне, например, с криком).

В старшем возрасте боли в животе и позывы в туалет усиливаются в «тревожные» периоды и моменты жизни ребенка. Мама вышла на работу. Что-то сделал не так и боится наказания. Или его собираются вести туда, куда он не хочет: к строгой бабушке, на прививку, в детский сад (чем сильнее малыш противится, тем больше болит живот и/или чаще хочется на горшок).

При обследовании у такого карапуза могут обнаружить какую-нибудь неспецифическую форму дисбактериоза. Но обычно гастроэнтерологическое лечение оказывается не эффективным, т. к. не влияет на причину заболевания. Синдром раздраженного кишечника часто бывает у детей, чьи мамы отличаются тревожно-мнительным поведением и чрезмерно их опекают (игнорируя при этом истинные потребности и желания малышей). Поэтому без помощи индивидуальной и семейной психотерапии устранить его редко удается.

Вставка: Миша попал на прием к психологу, когда ему было уже 12 лет. Он был на домашнем обучении, мама уже второй год не работала, т.к. даже за деньги не было желающих присматривать за мальчиком. Если он хотел в туалет, то ему часто требовалась помощь в том чтобы вытереть попу, да и вообще подсказать что пора сходить иначе все закончится пробежкой в туалети запачканным бельем. Если он хотел кушать, то надо было положить ему точную порцию иначе он может остаться голодным или переесть и потом будет болеть живот, будет понос или запор.

При этом Миша очень развитый мальчик как физически, так и психически, учится с повышенной нагрузкой по программе математической школы. Еще в его раннем детстве мама очень стремилась обречь свое дитя от любых проблем, она гордилась тем что у нее родился сын и ожидала от семьи всяческий поощрений в за это. Однако, ей доставались лишь готовка, уборка, присмотр за ребенком и претензии мужа в том, что ребенок плачет или ванна пять занята стиркой. Выйдя на работу все стало еще хуже, однажды Миша наелся слив и поносил почти сутки, а потом еще день подкакивал.

На третий день мама сказала что не пойдет на работу, а вдруг он и в садики будет пачкать штаны – над ним будут смеяться. Так и сделали, потом в течении той осени было еще несколько ситуаций, когда мальчика мучал то понос, то запор и каждый раз мама подчеркивала что нельзя вести его в сад иначе он оконфузится. Для того чтобы ребенок не оконфузился мама стала подчеркивать что именно она должна определить что ему и сколько ему есть, когда и как ходить в туалет и так далее.

В итоге поход в первый класс закончился двумя случаями стирки белья и несколькими попытками когда при походе куда-то не удавалось дойти из-за того что у ребенка начинал болеть живот. Семья и сам мальчик смирились с этим, решив что это какая-то генетика, периодически проходили курсы гомеопатии, лекарственной терапии, но… проблема оставалась. На приеме у психолога в свои 12 лет Миша ясно дал понять, что он не верит в возможность быть таким как все дети.

Мокрые трусики (энурез)

Энурез — недержание мочи как минимум один раз в неделю у ребенка полных 4 лет и старше. Бывает ночным, дневным и тем и другим одновременно. Мальчики страдают энурезом чаще.

У недержания мочи бывают генетические и органические причины. Но если исключить эти случаи, то во всех остальных провокаторами снова окажутся психоэмоциональные перегрузки. Это может быть рождение младшего брата или сестры, переезд, развод родителей, поступление в детсад... А еще неоправданно раннее приучение ребенка к горшку или нетерпеливость родителей в приучении к чистоте.

Увы, у некоторых мам и бабушек есть такая навязчивая идея – как можно раньше научить грудного ребенка чувствовать позывы помочиться, проситься в туалет и, следовательно, оставаться сухим. Кое-кто начинает эту «школу чистоты» с первых месяцев, а то и недель жизни, «высаживая» младенца над раковиной, тазиком или пеленкой и требуя «пись-пись». Именно «требуя», потому что этот ритуал в таком возрасте означает, что взрослые игнорируют потребности самого ребенка – заставляют его обращать внимание на те факторы, которые пока второстепенны для малыша.

На самом деле у каждого крохи свой срок готовности взять на себя контроль за чистой. Он наступает тогда, когда карапуз с довольным видом показывает маме: «Смотри: у меня получилось добежать до горшка и все попало именно туда!» У одного это радостное открытие случится в 1 год, у другого – в 1,5 года, у третьего – после 2-х лет. Если дождаться и поощрять первые такие порывы, то приучение к туалету пройдет без проблем и больших стирок. Но если спешить и регулярно расстраиваться из-за того, что ребенок не понимает, чего вы от него хотите, сажая на горшок, возникает конфликт.

Требования родителя становятся для малыша непосильной ношей, и хотя внешне это может никак не проявляться, он переживает постоянный стресс вплоть до чувства собственной неполноценности и вины. Чем дольше длится противостояние ожиданий взрослого и неуспехи ребенка, тем больше кроха смиряется с тем, что он такой неумелый, такой грязнуля... В конце концов просто перестает обращать внимание на свои мокрые трусы. На этой стадии родители могут удивляться тому, что ребенок спокойно спит до утра или продолжает играть в мокрых штанишках и даже не просит их поменять. А зачем просить? Ведь в ответ получишь одни упреки и, может быть, даже шлепки.

Помочь малышу выбраться из этой неприятной ситуации могут только те, по чьей вине он в ней оказался. Родителям необходимо совершенно исключить все репрессивные меры (лишение чего-то, моральное давление) — они приводят лишь к реакции отторжения, сопротивления и защиты. За каждую маленькую победу (сухая ночь или день) надо, не откладывая, поощрять ребенка маленькими сюрпризами (не обязательно материальными — чем младше кроха, тем легче его обрадовать). Отлично, если есть возможность обратиться за помощью к психотерапевту – он поможет карапузу обрести уверенность в своих силах и избавиться от чувства вины.

Пачкание штанишек (энкопрез)

Под термином энкопрез понимают регулярное непроизвольное отхождение кала или пачкание белья не реже одного раза в неделю у ребенка старше 4 лет при условии своевременного психического развития.

Это достаточно сложная проблема, так как ее формирование чаще всего обусловлено сразу несколькими семейными факторами (органические причины мы так же, как у энуреза, оставляем в этой статье за кадром).

Первый фактор – это все то же слишком раннее, излишне жесткое приучение к горшку. Тревога и напряженное ожидание мамы (она ведь каждый раз волнуется: получится у малыша наполнить горшок или нет) начинают тесно ассоциироваться у ребенка с процессом дефекации и горшком. А так как любой кроха хочет видеть свою маму довольной и расслабленной, то он начинает избегать горшка (мол, когда я на нем не сижу, у мамы хорошее настроение).

Второй фактор – это психологическая инфантильность ребенка при маме тревожной, гиперопекающей (гиперопека по типу доминирующей: «Я лучше его самого знаю, что ему надо»). При таких обстоятельствах малышу, несмотря на требования мамы, нет смысла учиться чувствовать позывы в туалет. Потому что мама все равно всегда сама за него решает, что и когда ему делать – он просто подчиняется. Сидит на горшке столько, сколько она терпит, но тем не менее регулярно пачкает штанишки.

Третий фактор – уже описанное выше воспитание в условиях ограничения эмоциональных проявлений. Ребенка учат держать при себе все свои чувства – и негативные, и позитивные. Учась «сдерживаться», малыш неосознанно старается ничего не выпускать из своего организма, в том числе и каловые массы. Но когда-то они все же прорываются наружу.

Дети, страдающие энкопрезом, часто отличаются повышенной тревожностью, ранимостью, склонностью к страхам и депрессии. Они, как правило, тихие, с подавленной агрессивностью. С возрастом их угнетенность своим состоянием усиливается, хотя внешне почти все они демонстрируют полное игнорирование проблемы: избегают посещения туалета даже при напоминании, стремятся спрятать испачканное белье.

Из-за привычки подавлять рефлекс опорожнения кишечника, у таких детей нередко развиваются вторичные запоры, а позже к ним присоединяются парадоксальные поносы (как следствие разжижения каловых масс в кишечнике). Формируется порочный круг: позывы в туалет перестают восприниматься своевременно, отхождение кала становится непроизвольным, что в итоге может привести к развитию серьезных органических нарушений и повреждений ануса.

Алгоритм решения проблемы аналогичен «энурезному», с той лишь разницей, что обращение к психотерапевту при этом диагнозе обязательно.

Слабое горло и тихая речь

Природой предусмотрено так, что младенец с первых дней жизни активно пользуется своим голосовым аппаратом (гулит, агукает, кричит), постепенно настраивая его в соответствии с условиями, в которых он растет. Слово «настраивать» тут ключевое: это как настройка музыкального инструмента – важно, чтобы все звуки звучали четко, тона были приятные слуху и т. п.

Если двух близнецов разлучить и поместить в совершенно разные социальные условия (например, одного в племя аборигенов, а другого – в европейский город) и представить, что говорить они будут, несмотря на это, на одном и том же языке, то можно быть уверенным: каждый из них освоит совершенно разные способы управления голосом.

Первый научится издавать и чрезвычайно тихие, и громкие, резкие звуки и говорить так, чтобы его слышали те, к кому он обращается. Второй научится говорить в одной тональности, лишь изредка используя более низкие или высокие «ноты», раздражающие слух горожанина. Аналогичным образом и каждый ребенок учится говорить именно так, как разрешают или как поощряют. Один свободно кричит, шепчет, декламирует, подражает животным. Другой получает одобрение только в том случае, если внятно, но очень тихо озвучивать свои просьбы и давать ответы.

Родители второго заботятся о развитии своего малыша, но для них важно, чтобы он вырос, не раздражая их, и главное, окружающих резкими громкими звуками (редкий ребенок без них может играть). Вы скажете: «И что такого? Не видим разницы: первый вырастет, как получится, а второй — воспитанным!»

Парадокс в том, что первый тоже вырастет воспитанным, если родители научат его правилам поведения в обществе (а этому учат все), а вот второй, став взрослым, скорее всего, вряд ли сможет выступать на публике, побеждать в спорах с коллегами и даже достойно отчитывать провинившегося сына. Каждая попытка сказать что-то громко, с чувством или просто в другом тоне (это иногда надо и воспитанным людям) в детстве, а потом и во взрослой жизни может «наказываться» острым ларингитом или ангиной.

При обследовании такого ребенка врач-остеопат, кинезиолог или хирург может обнаружить, что тонус мышц его шеи повышен – они находятся в состоянии взведенной пружины, тогда как для комфортного управления своим голосом нам необходима свобода этих мышц.

В чем же заключаются ошибки родителей второго малыша? Все чрезвычайно просто. Во-первых, каждый раз, когда ребенок в порыве чувств кричит нечто вроде: «А у меня вот что...», они останавливают его и говорят: «Так, скажи, что у тебя приключилось, спокойно — как это делают все воспитанные люди» или «Не кричи! От твоего визга у меня заложило уши — скажи тихо».

Во-вторых, в период голосовых экспериментов (от 2-х до 4-х лет), когда дети пытаются понять, на что они способны, пробуют подражать всем звукам, которые слышат, и создают собственные, эти мамы и папы не только не участвуют в таких экспериментах сами, но и не одобряют их. На их взгляд, уж очень шумно карапуз изображает реактивный самолет, а делать это с ним за компанию – вообще означает подорвать свой родительский авторитет.

А ведь эти эксперименты – первые тренировки способности управлять своим голосовым аппаратом и даже своеобразная профилактика заболеваний верхних дыхательных путей (правильно выбранный тон голоса на морозе или при необходимости долго говорить позволяет избежать перегрузок на горло). Конечно, некоторые из детей научатся всему этому, став взрослыми, и будут приятно удивлены, поняв, что можно реже болеть ОРЗ и ларингитом. Другие же (и их большинство) просто смиряются и даже при наличии способностей, увы, лишены возможности стать актером, певцом, преподавателем, да просто человеком, который может сказать нечто важное так, чтобы его услышали.

Склонность к падениям и травмам

Ловкость — это одна из способностей нашего организма, которая формируется, начиная с естественных тренировок во время детских игр. Едва научившись ходить, карапуз ежедневно придумывает для себя новые движения и новые преграды. Какие-то из них родители воспринимают спокойно (перелез через подушку и назад, забрался на диван и слез и т. п.), а некоторые расценивают как угрозу своему или соседскому спокойствию или жизни ребенка (катается с горки, идет по высокому бордюру, бежит по лестнице).

Родительские ограничения («не прыгай», «иди спокойно», «слезь немедленно!»), доминирующая гиперопека («подожди, я тебе помогу», «дай подставочку поставлю», «без меня туда не ходи»), отсутствие веры в ребенка и поощрения («да не пытайся – все равно не получится», «у тебя ноги не из того места растут, а руки как решето») – все это камушки, препятствующие естественному формированию ловкости движений. А быть неловким автоматически означает больший риск травматизма.

Вот почему дети, чрезмерно оберегаемые родителями, чаще попадают в различные травмопасные ситуации. Кстати, имейте в виду, что разнообразие движений тела очень полезно для интеллектуального развития. У деток «под колпаком» в школе часто бывают проблемы, особенно с русским языком.

Высокий или низкий?

Рост — это один из тех параметров, который определен еще до рождения ребенка. Генетик, зная данные мамы и папы, легко может прогнозировать рост их наследника(цы) с небольшой погрешностью. Но нередко бывает так, что эти научно обоснованные прогнозы оказываются очень далеки от реальности, то есть фактического роста подростка.

Например, у мамы — 178 см, у папы — 190 см, а их сын в 15 лет имеет рост всего 150 см (притом, что к 14 годам дети достигают 90% своего роста). В чем причина? Разумеется, определенную роль могли сыграть условия, в которых рос малыш, характер питания, наличие каких-либо хронических заболеваний и функциональных нарушений в организме и т. д. Но есть и еще один немаловажный фактор – стиль воспитания.

Психологи знают: жесткая родительская позиция (когда карапуза наказывают за любую провинность, воспитывая страх перед взрослыми и собственными проступками, ошибками) провоцирует у ребенка желание стать максимально незаметным — как говорится, «ниже травы, тише воды».

И, напротив, воспитание под лозунгом «нам любые вершины доступны!» (когда поощряется даже маленькая победа крохи, каждое стремление стать первым, заметным) может привести к тому, что при невысоких родителях ребенок значительно обгонит свой «генетический» рост.

Комментарии пользователей